Когда мы думаем о хорошем человеке, то без какого ценного качества нам трудно его представить?
В Евангелии говорится, что «добрый человек из доброго сокровища сердца своего выносит доброе». От века Сам Господь многократно рекомендовал человеку творить добро. Ветхозаветные строки по-прежнему обращены к сердцу каждого из нас: «...Делай справедливое и доброе пред очами Господа Бога твоего, дабы хорошо тебе было, и дабы ты вошел и овладел доброю землею…» (Вт. 6:18).

Когда мы думаем о хорошем человеке, то без какого ценного качества нам трудно его представить? В Евангелии говорится, что «добрый человек из доброго сокровища сердца своего выносит доброе». От века Сам Господь многократно рекомендовал человеку творить добро. Ветхозаветные строки по-прежнему обращены к сердцу каждого из нас:

 

«...Делай справедливое и доброе пред очами Господа Бога твоего, дабы хорошо тебе было, и дабы ты вошел и овладел доброю землею…» (Вт. 6:18).

 

Мне очень повезло в жизни. С самого детства я была окружена добрыми людьми — отцовы тетушки заботились обо мне в отсутствие родителей, часто брали меня с собой на все лето к родным в деревню. Когда мама отправляла меня одну на Украину, она просила незнакомых людей в поезде присмотреть за ребенком… Я помню их доброту.

 

А какие добрые были у нас соседи в московской пятиэтажке в Новых Черемушках в 70-е! Одинокая пожилая еврейка Роня Ильинична с первого этажа работала в молочном магазине «Колобок» рядом с нашим домом. Всякий раз, когда я приходила за обычным набором из шести треугольных пакетиков молока и двух пачек творога, она пробивала мне в подарок, за свой счет, глазированный сырок. Для меня, 7-8-летней девочки, это дорогого стоило, ведь наша семья (подобно многим в то время) могла позволить себе лишь самое необходимое.

 

Одиноко доживала свой век и потерявшая в войну всех своих близких бабушка-латышка Илга со второго этажа. Помню, что она всегда носила старенькое серое пальто. Однажды я присела к ней на скамейку и спросила, что она думает о Боге. Она глубоко задумалась и ответила ребенку: «Бог — это совесть в душе». Она пригласила меня в гости в свою крохотную, изумительно чистую комнатку в коммуналке. И я навсегда запомнила и ее слова, и белоснежные накрахмаленные шторки с вышивкой, и самый вкусный на свете, испеченный специально к моему приходу яблочный пирог.

 

Другом семьи и нашей самой частой гостьей была русская тетя Феня. Она жила с семьей сына этажом выше. В детстве я часто приходила играть с ее внуком Игорьком — моим одногодком. Тетя Феня была очень доброй и всегда, чем могла, помогала моей маме.

 

Всех этих добрых женщин, много переживших, но не ожесточившихся, давно нет на свете, но они навсегда оставили в моем сердце добрый след…

Думая о них, я вспоминаю слова Матери Терезы: «Слова любви могут быть коротки, но у них долгое эхо».

 

Какой след после себя оставим мы?

 

                                                                                  Галина Обровец

Работает на Cornerstone