Эдит Штайн – христианская подвижница и ученый
Женщина-философ, богослов, поэт, монахиня-кармелитка: «нет ничего случайного с точки зрения Бога»

9 августа 1942 года в газовой камере Освенцима бала предана на смерть Эдит Штайн, женщина-философ, богослов, поэт, монахиня-кармелитка. Эта убежденная христианка и известный ученый ХХ века оказалась в числе жертв нацизма как искренняя последовательница Иисуса Христа.

«Я глубоко и твердо убеждена в том, что нет ничего случайного с точки зрения Бога, – писала она задолго до мученической кончины. – Вся моя жизнь вплоть до мельчайших ее подробностей, отмечена знаками Божественного Провидения, вся она исполнена ясного смысла перед всевидящими очами Божьими».

Эдит Штайн родилась 12 октября 1891 года в Бреслау, нынешний польский город Вроцлав. Она была одиннадцатым ребенком в религиозной еврейской семье. Эдит появилась на свет в Праздник Йом Киппур – знаменитый иудейский День Искупления.

Иногда бывает так, что Бог посылает человеку крепкую веру после тяжелой полосы сомнений. Духовный путь Эдит не был простым. Несмотря на религиозное окружение, она с раннего детства испытывала резкие внутренние колебания от веры к неверию. Ее острый критический ум искал ответы на сложные вопросы бытия. В первые годы учебы в Бреславском университете она склонялась к атеизму. Но глубокая жажда Истины не давала Эдит покоя. Тогда ей казалось, что Истина открывается через овладение научным знанием. Эдит была единственной женщиной на философском факультете университета. Забыв о Боге, юная студентка стала утрачивать веру в людей. Мир казался ужасно плохим, люди, их характеры – отвратительными. Эдит стало страшно. Неужели нигде нет просвета? Мрачные мысли отогнал концерт Баха. Эдит услышала тогда победный гимн Мартина Лютера «Господь наш – могучая крепость». Духовный гимн всколыхнул сердце, снял печаль, навел на мысли о Всемогущем Боге. У студентки просыпается желание – искать учителей и друзей с возвышенными интересами.

«Я глубоко и твердо убеждена в том, что нет ничего случайного с точки зрения Бога, – писала она задолго до мученической кончины. – Вся моя жизнь вплоть до мельчайших ее подробностей, отмечена знаками Божественного Провидения, вся она исполнена ясного смысла перед всевидящими очами Божьими».

В поисках близкой по духу научной среды Эдит переезжает в Геттинген. Этот город считался раем для студентов, где днем и ночью, за столом или на прогулке, все занимаются только философией. Властителем дум ищущей молодежи был известный философ Эдмунд Гуссерль. Этот ученый не был христианином в строгом догматическом смысле, хотя воспитывался в традициях протестантизма и официально был причислен к лютеранской церкви. Он пришел к вере в Личного Спасающего Бога лишь на склоне лет, почти перед смертью. Прожив много лет вне традиционной христианской веры, Эдмунд Гуссерль, тем не менее, очень много сделал для того, чтобы расчистить путь к ней молодым интеллектуалам.

Эдит Штайн быстро вошла в круг ближайших учеников и почитателей Гуссерля. Она увлеченно говорила о нем как о «непревзойденнейшем философе и учителе». Гуссерль с подлинно еврейской скрупулезностью и тщанием разрабатывал новое направление в философии, так называемую феноменологию, учение о феноменах, феномен души, феномен смерти, феномен Божьего присутствия в мире, - все это было предметом пристального исследования философа. Эдмунд Гуссерль утверждал в своих изысканиях реальное существование нематериального мира, правомерность и жизненную силу сверхъестественных Истин. Ученый исследовал природу откровения как путь познания Вездесущего Бога.

В течении нескольких лет Эдит была самозабвенной помощницей Гуссерля в научной работе и преподавательской деятельности. Под руководством Гуссерля Эдит писала докторскую диссертацию. Первая мировая война отвлекла Эдит от научных трудов. Вопреки материнской воле Эдит становится сестрой милосердия в Моравии, в инфекционном госпитале. С риском для жизни она выхаживает австрийских солдат, зараженных сыпным тифом, холерой, дизентерией.

Уход за тяжелобольными заставлял думать о хрупкости земного бытия. А вскоре пришла весть о гибели на фронте друга и коллеги Эдит ученого Адольфа Райнаха. Эдит поспешила навестить скорбящую жену Адольфа. Скорбь жены, к удивлению Эдит, была пронизана каким-то умиротворяющим небесным светом. Это был свет веры в небесный промысел. Эдит услышала рассказ о том, как Адольф вместе с супругой принял крещение накануне ухода на фронт. Тогда перед Богом супруги произнесли слова: «Не будем думать о будущем, если мы вступим в общение со Христом, то потом Он сам поведет, куда хочет…» История эта произвела сильнейше впечатление на душу Эдит. Мудрость и спокойствие при всех ударах судьбы, - можно ли обрести эти качества вне христианской веры, – думала Эдит. Много лет спустя она напишет: «Это была моя первая встреча с Крестом, с той Божественной силой, которую Крест дает несущим его. Впервые мне видимым образом явилась Церковь, рожденная благодаря Страстям Христовым и победившая смерть. В этот миг неверие мое пало, иудаизм поблек в моих глазах, тогда как в сердце моем восходил свет Христов…» Движение к полной отдаче Христу ускорило чтение биографии святой Терезы Авильской. Эта книга попалась ей на глаза в доме друзей. Духовный путь святой подвижницы так захватил ее, что она не могла оторваться от книги всю ночь. Через несколько дней Эдит приняла крещение. И тут же захотела поступить в камерлитский монастырь. Духовный наставник советовал повременить с этим шагом. Эдит послушалась и провела почти десять лет в доминиканской школе. Она преподавала там немецкий язык, литературу, занималась исследованием богословия Фомы Аквинского, писала философские и богословские труды. Вскоре работы Эдит Штайн обрели мировую известность. Ее приглашают читать лекции в крупные университеты Европы, участвовать в научных конференциях. Немало работ Эдит посвятила изучению роли женщины в обществе. Она осмелилась публично противоречить идеологии нацизма. Нацисты резко принижали свойства женской природы. Женщина, по их мнению, существо второго сорта. Она безоговорочно, полностью должна подчиняться только мужской власти. В противовес узкой идеологии Эдит Штайн в книгах и публичных лекциях развивает учение о духовном материнстве. Бог наделил женщину способностью к состраданию. Там, где господствует грубость и жестокость, она призвана вносить мягкость, доброту, высшую человечность.

Женщина, по мнению Эдит, может эффективно трудиться в качестве врача, педагога, юриста, социального работника. Чуткость и гибкость женской натуры позволяет женщине быстро приспосабливаться к новым обстоятельствам жизни.

В начале тридцатых Эдит Штайн стала признанным лидером женского христианского движения в Европе. Она провозглашает двадцатый век временем, когда женщины-христианки не могут оставаться в стороне от насущных проблем современности. Христианки могут помочь страждущим деятельной евангельской любовью. Идеал женщины-христианки Эдит видит в образе Марии, Матери Господа Иисуса. «Мария – это идеальный тип женщины, - утверждает Эдит Штайн. – Мария знает как соединить слабость и силу. Она встала под крестом. Прежде она неприметно заботилась о человеческих нуждах, наблюдала, старалась понять. В трагический для ее Сына час она оказалась на виду у всех».

Высокий жребий Креста не миновал и саму Эдит Штайн. Крестный путь встал перед ней с наступлением безудержного разгула нацизма. В феврале 1933 года Гитлер издает указ о запрете евреям занимать любые общественные должности. Эдит лишают возможности преподавать в университетах. В том же году Эдит поступает в Кармелитский монастырь в Кельне, основанный ее любимой святой Терезой Авильской. Во время монашеского пострига Эдит берет новое имя – Тереза Бенедикта Креста, то есть Тереза, благословенная Крестом.

«Духовный путь Эдит не был простым. Несмотря на религиозное окружение, она с раннего детства испытывала резкие внутренние колебания от веры к неверию. Ее острый критический ум искал ответы на сложные вопросы бытия. В первые годы учебы в Бреславском университете она склонялась к атеизму. Но глубокая жажда Истины не давала Эдит покоя».

Среди долгих молитвенных бдений и разного рода монастырских послушаний новая монахиня находит время для продолжения написания философских и богословских трудов. Из-под ее пера выходят статьи на актуальные темы церковной и общественной жизни, она завершает огромный труд «Конечное и вечное бытие». Из-за страха преследований ни один издатель не взялся за публикацию этой фундаментальной работы.

В ноябре 1938 года по всей Германии начались массовые погромы синагог, еврейских домов и магазинов. Десятки тысяч людей были отправлены в концлагеря.

Чтобы не навлечь опасности на сестер-монахинь, Эдит вынуждена была бежать в Голландию. Она поселилась в тихой деревне Эхте, в маленьком кармелитском монастыре. Но волна фашистского террора докатилась и туда. После захвата Польши войска Гитлера вторглись в Голландию. Началась массовая депортация и истребление евреев. Эдит пишет смелое письмо Папе Пию 11-му о защите евреев. «То, что случится с евреями, то будет и с христианами», - предупреждала она. В церквах Голландии оглашают пасторское послание местных епископов. Епископы во всеуслышание осудили действия нацистов. Реакция последовала незамедлительно. Комиссар рейха отдает секретное распоряжение: всех католиков-евреев подвергнуть депортации в течение недели. Раньше нацисты заставляли Эдит и ее сестру Розу носить желтую звезду Давида с подписью «еврей». Сестер то и дело вызывали в гестапо. «Слава Иисусу Христу!» – громко провозглашала Эдит в присутствии офицеров гестапо. Вскоре Эдит и Роза были арестованы. Покидая монастырь, Эдит сказала сестре: «Пойдем ради нашего народа». Свой мученический жребий Эдит видела задолго до ареста и принимала его вполне осознанно, от всего сердца, как волю Божию. «Я думаю о царице Есфири, избранной из своего народа, чтобы заступиться за него перед царем. Я – маленькая Есфирь, бедная и немощная, но избравший меня Царь бесконечно велик и милосерден», - писала она своим друзьям. – Я знаю, что я – ничто, но этого хочет Иисус, и в эти дни Он призовет еще многих к той же самой жертве».

Арестованных переводили из лагеря в лагерь. Многие умерли по дороге из-за нечеловеческих условий. Многие были сломлены психически. Измученные матери впадали в безумие, забывая о своих детях. Эдит Штайн оставалась спокойной и невозмутимой. Посреди обезумевшей толпы женщин она проходила как ангел-хранитель, успокаивая и поддерживая ослабевших, ухаживая за детьми.

В окрестностях Освенцима, в двух фермерских домиках нацисты устроили газовую камеру. Когда за очередной партией задвигался засов, пространство заполнял газ «Циклон – Б». В этих мирных и уютных на вид домиках умервшлено столько людей, что их хватило бы на целый город. Там теплым августовским днем 1942 года оборвалась земная жизнь христианского философа Эдит Штайн, она же монахиня-камерлитка Тереза Бенедикта Креста.

В музее Освенцима мало официальных сведений о христианской мученице. Нацисты старались скрывать следы тяжких преступлений. А в городах Европы в местах ее учебы и работы можно обнаружить памятные таблички. Оригинальные монументы в честь Эдит Штайн сооружены в церквах Вроцлава. В 1998 году Папа Иоанн Павел II канонизировал Эдит Штайн, причислив мученицу к лику блаженных.

«Для христиан не существует чужих людей. Всякий, кто рядом с нами и кто нуждается в нас, – «наш близкий». Неважно, имеет он к нам отношение или нет. Любовь Христа безгранична. Она никогда не перестает, не угасает при виде уродства и грязи. Он пришел не к праведным, а к погибшим. И если любовь Христа пребывает в нас, мы должны поступать так, как поступал Он: искать пропавшую овцу», – эти размышления Эдит изложила в работе «Тайна христианства». Они, пожалуй, как нельзя лучше, приоткрывают тайну жизни и смерти христианской подвижницы.

 

Владимир Попов

Работает на Cornerstone