С русской Библией он связал свою жизнь и свое имя
140 лет полному тексту Библии на русском языке

Сто сорок лет тому назад в нашей стране появился первый полный текст Библии на русском языке. Несмотря на солидный возраст, он и сегодня пользуется наибольшей популярностью среди христиан разных конфессий. В некоторых церковных кругах этот Синодальный перевод получил название «Филаретовской Библии».

Наименование такое возникло не случайно. На протяжении десятилетий, задолго до выхода полной русской Библии, неутомимым защитником самой идеи перевода и одним из первых переводчиков книг Священного Писания был знаменитый богослов, церковный пастырь и общественный деятель митрополит Московский Филарет Дроздов (1782-1867).

Родился будущий пастырь в подмосковном городе Коломне. Возвышенная настроенность души приводит пытливого юношу в стены Коломенской духовной семинарии, затем в семинарию Троице-Сергиевой Лавры. Под влиянием ректора, известного пастыря и богослова Платона Левшина, Василий Дроздов принимает монашество с именем Филарета.

Вскоре Филарет из тихой обители попадает в шумную северную столицу. В 1812 году его назначают ректором Санкт-Петербургской Духовной Академии. Перед молодым богословом открывается широкое поле для духовной, педагогической и научной деятельности.

С русской Библией он связал свою жизнь и свое имя

Почему же Филарет Дроздов оказался в центре движения за библейское просвещение, за право народа на свободный доступ к Библии? Блестяще образованный профессор Академии испытывал особую любовь к библейским языкам: древнееврейскому и древнегреческому. Крупнейший ученый библеист знал их основательно и глубоко. К тому же Филарет с его обширным умом и целеустремленным характером был свободен от узости мышления и духовной ограниченности.

Ректор Академии лично преподает студентам почти весь курс богословских предметов. «Богословие рассуждает» - это любимое изречение профессора становится крылатым эпиграфом к каждому учебному курсу. Филарет стремится растить мыслящих пастырей. Служители Церкви призваны чутко реагировать на запросы эпохи. Христианское богословие, по мысли Филарета, не может замыкаться в толстых монастырских и академических стенах. Библейские истины должны всецело захватывать и людей нецерковных, но ищущих путей к Богу. «Вспомните слова Блаженного Августина о том, что человек спасен не тогда, когда другой навязал ему страхом верное представление о Боге, но когда он сам свободно принял Бога и предался Его совершенству», - внушает Филарет студентам. Студенты слушают учителя с упоением, забывая о времени. В перерывах между лекциями разгораются споры. Вовлекается в полемику и сам учитель, поощряя свободный обмен мыслями.

Настойчиво преодолевая косность и глухой бюрократизм, Филарет реформирует учебный процесс в духовных учебных заведениях. Он всячески стремится освободить преподавание от плена сухой схоластики. Больших трудов стоит Филарету убедить руководство заведений начать вести обучение на живом русском языке вместо мертвой латыни. «Богословские понятия, преподаваемые на латинском языке, не свободно действовали в умах во время учения, а после учения с трудом переносимы были на русский язык для сообщения народу», - сетует он на засилье латыни. Филарету очень хочется сделать богословие общедоступным, назидательным и насыщенным библейским колоритом.

С русской Библией он связал свою жизнь и свое имя

До Филарета отечественные богословы мало занимались исследованием Библии. Филарет же становится, по сути, основоположником русской библейской науки. Он пишет фундаментальные труды: «Обозрение богословских наук», «Начертание церковно-библейской истории», «Записки на Книгу Бытия». Студентов, преподавателей и священников Филарет призывает всесторонне изучать Библию. Он не соглашается с теми, кто считает, что дар постижения Библии был дан только древним Отцам Церкви. Подобная позиция, по мнению Филарета, служит лишь прикрытием «тайной неохоты заниматься Божественным». Хотя и существуют толкования Иоанна Златоуста, но вполне позволительно писать и новые толкования на Библию, утверждает Филарет.

Дар скрупулезного исследователя Писания сочетается у Филарета с талантом горячего публициста, пламенного библейского проповедника. Цари, простолюдины, деятели культуры зачитываются проповедями Филарета. Он искренне стремится затронуть горячим словом самых разных людей: «О, если бы все цари земные внимали своему небесному достоинству и присоединяли требуемые от них благость, чистоту мысли, святость намерений. О, если бы все народы удаляли от себя все, чему нет образа на небесах: превозношение, раздор, своеволие, своекорыстие. Все царства земные были б достойным преддверием Царства Небесного. Россия! Ты имеешь участие в сем благе более многих царств и народов. Держи, что имеешь. Сохраняй и продолжай украшать твой светлый венец!»

Филарета часто принимают в высших сферах, он вхож и в императорский двор. Однако близость к правящим кругам не лишает его личной независимости. По примеру библейских пророков, он никогда не льстил высокопоставленным лицам. На усиление полицейских мер при Николае Первом Филарет делает смелое публичное заявление: «Данное жандармской команде право доносить со слухов и безо всякой ответственности за ложные сведения стесняет свободу администрации и лишает подданных спокойствия».

Однажды от имени царя пастыря пригласили освятить Триумфальные ворота в Москве, воздвигнутые в честь победы над Наполеоном. Но, узнав о том, что на памятной арке запечатлены изображения языческих богов, Филарет наотрез отказался участвовать в церемонии.

Там, где необходимо было оказать деятельную христианскую любовь страждущим и нуждающимся, Филарет был чрезвычайно отзывчив. Во время эпидемий холеры он организует благотворительные кампании, вместе с известным доктором Гаазом становится активным членом Комитета попечения о тюрьмах. Интересы других - вот жизненный принцип Филарета: «Начальник должен быть выше оскорблений подчиненных, он призван вступаться за правду, порядок, за спокойствие других, а не за себя». Филарета никогда не покидало глубокое сочувствие к простому человеку. Случилось как-то, что Филарет вынужден был отстранить диакона от служения за пристрастие к алкоголю. Но этот человек был отцом бедной многодетной семьи, и Филарет назначает его жене денежное пособие из личной зарплаты. Ежемесячно неизвестный человек доставлял супруге диакона вспомоществование. Со временем муж образумился, был восстановлен в служении. И только годы спустя они с женой догадались, кто так по-отцовски заботился о нуждах их большого семейства.

 

Многие русские поэты и писатели считали Филарета своим духовным наставником. Филарет вдохновлял Пушкина стихотворными посланиями собственного сочинения, когда тот впадал в уныние.

 

Многие русские поэты и писатели считали Филарета своим духовным наставником. Филарет вдохновлял Пушкина стихотворными посланиями собственного сочинения, когда тот впадал в уныние и тяжко хандрил. В упадочных стихах «Дар напрасный, дар случайный» Филарет уловил «стон потерявшейся души, ропот самопожирающего отчаяния». «Не напрасно, не случайно жизнь от Бога мне дана», – вразумляет поэта Филарет. И Пушкин ожил, отошел от мрачных мыслей и тяжелого настроения. И даже откликнулся стихотворением, посвященным целительной силе мудрого пастырского слова. Гоголя восхищал проповеднический дар Филарета. Он многократно перечитывал проповеди любимого пастыря, а отдельные фрагменты даже заносил в личный дневник. Под влиянием Филарета Гоголь создает свою лучшую публицистическую работу «Выбранные места из переписки с друзьями». И по форме, и по содержанию статьи из этого сборника напоминают проповеди. Внимательно изучив Гоголевскую публицистику, Филарет отмечает, что он весьма обрадован христианскому направлению писателя.

С русской Библией он связал свою жизнь и свое имя

Гоголя восхищал проповеднический дар Филарета. Он многократно перечитывал проповеди любимого пастыря, а отдельные фрагменты даже заносил в личный дневник. Под влиянием Филарета Гоголь создает свою лучшую публицистическую работу «Выбранные места из переписки с друзьями».

 

Каким-то удивительным образом Филарета хватает на все: на дела духовные, общественные, государственные. Александр Второй долго вынашивал проект Крестьянской Реформы. Он искал мудрых советников. Выбор пал на Филарета. Отменив на время все приемы, пастырь дни и ночи редактировал текст Манифеста. А 5 марта 1861 года исторический документ, прежде всего, был провозглашен во всех храмах Петербурга, Москвы и губернских городов. И только немногие знали о прямой причастности Филарета к подготовке отмены крепостного права в России.

Несмотря на обилие всевозможных деяний, все-таки главным делом жизни Филарета, его любимым детищем становится русский перевод Священного Писания. Еще в 1813 году он стал одним из учредителей и ревностным тружеником первого в истории России Библейского Общества. Это духовно-просветительское учреждение работает на межконфессиональной основе. Там бок о бок трудятся вместе лица светские, православные, католики, протестанты. Филарет легко налаживает плодотворное сотрудничество с верующими из самых разных конфессий. «Любую Церковь, если она признает Триединого Бога и исповедует Христа Господом и Спасителем, я не дерзаю назвать ложной», – говорил богослов.

 

Филарет легко налаживает плодотворное сотрудничество с верующими из самых разных конфессий. «Любую Церковь, если она признает Триединого Бога и исповедует Христа Господом и Спасителем, я не дерзаю назвать ложной», - говорил богослов.

 

Среди сотрудников Библейского Общества Филарет в 1816 году организовывает и возглавляет группу переводчиков по подготовке русскоязычной Библии. В скорейшей реализации данного проекта кровно заинтересован император Александр Первый, который всячески покровительствует работе Библейского Общества в издании и распространении Библии на языках народностей России. Филарет, как главный научный руководитель, составил практические рекомендации и правила для переводчиков. Одно из них гласило: «Величие Священного Писания состоит в силе, а не в блеске слов, не должно слишком привязываться к славянским словам и выражениям, ради мнимой их важности». Филарет и его помощники согласились во мнении, что надо издавать Библию в «чистом виде», без всяких комментариев. Это поможет избежать заведомо узко-конфессиональных подходов к первоисточнику христианской веры.

С русской Библией он связал свою жизнь и свое имя

К началу двадцатых годов на русском языке уже появляются Новый Завет и отдельные книги Ветхого Завета. Издания эти расходятся мгновенно. Русскоязычные библейские книги с жаждой берут даже старообрядцы. Все, казалось, идет успешно. Но вдруг разгорается борьба придворных партий, завязывается плотный клубок интриг вокруг основателей Библейского Общества и переводчиков Библии.

У Филарета и его соработников появились недоброжелатели и непримиримые критики из числа служителей Церкви и высокопоставленных государственных чиновников. Противники русского перевода в лице архимандрита Фотия, престарелого адмирала Шишкова, бывшего в то время министром народного просвещения, и графа Аракчеева образовали сильнейшую оппозицию библейскому движению. Защитник седой старины Шишков объявляет священный текст на родном наречии «злейшей ересью», отступлением от святого православия, а возможность проповедовать учение Библии вне храма «метанием бисера перед свиньями».

Оппозиционеры усиленно насаждают в обществе мысль, что «от чтения сей книги простые люди с ума сходят, и она для попов одних годна». Филарет оказывается в самом эпицентре конфликта. Он всеми силами защищает начатое дело, доказывая, что «уже само желание читать священные книги есть залог нравственного улучшения общества». Библейское Общество регулярно издает отчеты. Филарет в своих заметках подчеркивает, что самый строгий отчет потребует со всех нас сама Библия: «Слово Божье некогда скажет нам: Я странствовало по вашим городам и селам, ища вас; почему вы Меня не принимали, или не довольно искренно принимали? Почему не учились от Меня мыслить, чувствовать, действовать и восставать в воскресение жизни?»

Несмотря на все усилия Филарета продолжить столь нужный труд для просвещения России, противники в конце концов добились своего. Новый Завет сняли с продажи, часть переведенных книг Ветхого Завета были сожжены на Петербургских кирпичных заводах, а Библейское Общество по настоянию усердных ревнителей старых отеческих порядков в 1826 году было закрыто. «Восстание против Библейского Общества и перевода священных книг образовали люди, водимые личными выгодами, они употребляли не только преувеличенные подозрения, но и выдумывали и клеветали», - с сокрушением говорит Филарет.

Под натиском людей ограниченных, но очень агрессивных, дело перевода на официальном уровне было надолго приостановлено. Филарет не уставал убеждать малых и великих о крайней необходимости его возобновления. И только по прошествии десятилетий царь-реформатор Александр Второй внял настойчивым просьбам неугомонного пастыря и богослова.

 

Под натиском людей ограниченных, но очень агрессивных, дело перевода на официальном уровне было надолго приостановлено. И только по прошествии десятилетий царь-реформатор Александр Второй внял настойчивым просьбам неугомонного пастыря и богослова.

 

С получением в 1856 году Высочайшего разрешения Филарет вынес на обсуждение в Синоде не дававший ему покоя вопрос «о доставлении народу способа читать Священное Писание для домашнего назидания». Четыре Духовные академии по поручению Синода приступили к делу. Сам Филарет, уже довольно глубокий и немощный старец, с жаром включается в переводческую работу. Он внимательно следит за всем ходом процесса, давая мудрые советы и с особым тщанием выверяя каждую букву. По совету Филарета для перевода Ветхого Завета переводчики использовали не только еврейский текст, но и греческий, так называемый «перевод семидесяти толковников».

В 1860 году вышло в свет Четвероевангелие, Новый Завет целиком появился в 1862 году. До выхода полного корпуса книг Священного Писания в 1876 году Филарет не дожил. Он покинул мир 19 ноября 1867 года.

«С библейским делом, с русской Библией Филарет неразрывно и самоотверженно связал свою жизнь и свое имя, – отметил протоиерей Георгий Флоровский. – Его библейский подвиг трудно оценить в должной мере. Для него лично он был связан с великими испытаниями и скорбями».

Несмотря на все многолетние препоны и лукавые интриги противников, свою основную миссию на земле подвижник Христа выполнил. «Филаретовская Библия» на многие годы стала настольной книгой в домах благочестивых христиан и у всех, кто ищет Истину.

Владимир Попов

г. Тамбов

 

Работает на Cornerstone